Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

карета

(no subject)

До отхода Сапсана остается одна минута. На перроне стоит понурый мужчина и знаками общается через стекло с отъезжающей семьей. Жена, развеселая дама в очках, показывает ему целую пантомиму. Сначала указывает на него, потом известным жестом прикладывает руку к шее, далее следуют многократные изображения различных мифических существ. Объединяет их одно - глаза у всех в кучу.
Покончив с изображением причинно-следственных связей, грозит ему кулаком.
Мужчина активно трясет головой из стороны в сторону: то отрицая свою причастность к изображаемым существам, то утвердительно поддакивая: мол, да понял я, понял...
Наконец, поезд трогается. Он облегченно машет рукой и отворачивается. На лице нет и тени улыбки, только страдающая сосредоточенность. Он долго роется в сумке и извлекает запрятанный мерзавчик.
День начинается.
карета

(no subject)

Спускался сегодня из "родного" выхода-входа метро. Случилось дежавю - я ощутил себя десятилетним, в первый раз отпущенным в самостоятельную поездку до "Кропоткинской". На занятия в исторических кружках в ГМИИ им. Пушкина. К слову, первую свою роль я сыграл именно там.
Поезд в сторону центра выезжает на нашу станцию из-за крутого поворота. Вначале виден отблеск фар на рельсах, потом сами огни, а после уже появляется с грохотом, напирая всей своей железно-синей массой, внутригорный мифический червяк.
Григ.
В детстве мне казалось, что это - чудовище, везущее в своем чреве гномов с кирками - добывать золото.
(Собственно, так оно и есть).
Сегодня, когда увидел в который раз эту картинку, промелькнула незатейливая ассоциация - это моя жизнь. Серо-стальные рельсы, полумрачный свет станции - и вдруг резко, из-за поворота, вылетает огнедышащее существо, ослепляя и маня.
И тебе надо успеть впрыгнуть в предложенный вагон.
Вопрос только в том - успеешь, либо нет.
карета

А за окном солдатики лежат И прорастают новыми лесами ...

"Комбайнёров" все знают. Я думал, что это некое "модное" течение русское, стёб - человека с баяном. Ошибался. Личность. Молодчина.

Оригинал взят у zarev_grad в А за окном солдатики лежат И прорастают новыми лесами ...
pap_a


«Георгиевская ленточка»

автор Игорь Растеряев

За окнами весенний лес летит
Я еду в ленинградской электричке
Напротив меня девочка сидит
С Георгиевской ленточкой в косичке
Сегодня эту ленточку носить
На сумке можно, можно – в виде брошки
Но я прекрасно помню и без лент
Как бабка не выбрасывала крошки

Collapse )
карета

ВОЙНА

В метро идет война. Идет долго и упорно. Не на жизнь, а на смерть. Ближе к конечной станции по вагону проходит невысокого роста тётушка в оранжевом жилете. Чуть подпрыгивая, она отточенными движениями сдирает с наддверных панелей цветастые объявления. Зеленый листочек "медкнижек" отрывается от ее умело цепких рук и, под воздействием внутривагонного ветерка, попадает мне точно в лоб. Шальная пуля. Тётушка, проследив траекторию, извиняясь, настигает наконец супостата.
На следующей станции, будто зная наверняка о проведенной ранее операции противника, появляется представитель другой стороны.
Это высокий молодой человек лет тридцати. Его рост позволяет ему действовать наверняка, без особых усилий. Четкими движениями-выстрелами он нашлепывает листочки прямо на только что освобожденные места. Захват вражеской территории состоялся. Стоя у крайней двери, он победоносно осматривает поле битвы.
А ля гер ком а ля гер.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

карета

ИЗ ОКНА: ДЕПРЕССАНТ

Ноябрь. Самый нелюбимый мною месяц. Месяц прощания и ожидания.
Из окна истринского автобуса серое небо с невнятными облаками сливается с серым асфальтом.
Кое-где еще зеленеет трава, но как-то понуро, без надежды.
Опустошенные, будто разграбленные редкие огородики у оставшихся, еще не превратившихся в коттеджи, деревенских домиков.
На остановках заменившие веселых дачников люди, видимо трудящиеся на благо бесчисленных особняков, все в черном. Ни одного яркого пятна. Траур по лету.
Проехав мост через реку, автобус, поднимаясь в гору, сбрасывает скорость. Глаза останавливаются на большом темном пятне на обочине. И сразу вчерашний рассказ таксиста о человеке без головы, которого переехал камаз, пролежавшего в ожидании перевозки несколько часов у дороги.
Бывшие колхозные поля, застроенные заводиками.
Ближе к станции, серые, тусклые пятиэтажки, серые, бесконечные заборы.
Между непонятными граффити надпись: «Мы русские. С нами Бог!» Да, мы русские. И с нами Бог. Но зачем же на забор-то?!
В маленьком парке памятник генералу Карбышеву, с нелепо-ярким венком. После окружающей серости режет глаза. Невольно, вспоминая историю замученного генерала, представляется мороз, лед. И хочется мороза, снега, чтобы укрыл белым эту серую муть.
Единственное, что тоже отсылает к зиме и радует глаз – невероятные рябины. Ягод столько, что по примете нас ждет как минимум заполярная ночь.
В электричке высокая, аккуратная, с абсолютно прямой спиной старушка читает стихи собственного сочинения : «простите, бедность – не порок»… Так тихо, горько, с достоинством, что хочется плакать.
Ноябрь. С нами Бог.


132.69 КБ

Collapse )
карета

(no subject)

В электричке.
- Кепка, кепка! Далась ему та кепка. Она ж безобразит. А он все ходит да ходит. А на той неделе гляжу - идет, без кепки, патлами машет, ух, красавЕц! Я аж вся обарделась.
карета

(no subject)

Дикая давка в трамвай. Втискиваюсь одним из последних. За мной мужчина поднимает оброненный кем-то сверток в прозрачной файловке. Видны какие-то бумаги, картинки, нитки... Спрашивает кто потерял - трамвай набит битком - до хвоста не докричаться. Отдает его вагоновожатой. Она вертит пакет в руках :
- Документы? Фотки нет. Не знаю как это и назвать...
- Артефакты! - подсказываю я.
Через минуту по трамваю разносится громогласное:
- Граждане! Кто обронил артефакты?! Артефакты кто потерял?!
И не дождавшись ответа:
- Артефакты можно забрать на конечной остановке!
Так, чьи-то неведанные артефакты нашли свое пристанище в трамвайном депо.
Бунин в шляпе

И СНОВА ПЕТР МАМОНОВ

" Надо бы нам всем, да и мне в первую очередь, научиться говорить себе "нет".

Я всю семью раскидал. Всех товарищей обидел, все группы разогнал. И вроде я прав. Так вот: где ты прав, старичок, там и ищи. Там самая гнилуха и находится.

Матерная брань ушла из моих мыслей постепенно. Сейчас я бью себе по пальцу и кричу "ой", а не другое слово. Это значит - Господь прощает.

Что мне нравится в церкви, так это то, что там нет никакого "с понедельника". Десять лет вообще считается за ничего: новоначальный еще - считай, и не приступал. Я раньше думал: как же так. И вот в действительности вижу, что у меня только-только начинает получаться обиду прощать. И то не сразу, а через два дня. А раньше чуть что не так - по лбу. Все, на всю жизнь враг.

Не вписываюсь я что-то в правовое государство, не попадаю. Не чувствую, что я вместе со всеми. Как будто приходится идти вверх по эскалатору, который движется вниз.

Душа - это как троллейбус: там все строго по местам, и она не резиновая."