Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

карета

(no subject)

В букинистическом отделе одного из крупных книжных магазинов - толпа. Подают и отмечают списки на приобретение книг. Время от времени продавец отрывается от просмотра и задает вопрос.
- У вас "Жизнь под богом" в каком состоянии?
Старушка, пришедшая впервые, с мятыми листочками в клеточку, испещренными убористым почерком отличницы, теряется:
- Так ведь это... Не ахти какая жизнь. Потому и пришла...
Очередь взрывается расслабляющим от долгого стояния хохотом.
карета

ИЗ ОКНА: ДЕПРЕССАНТ

Ноябрь. Самый нелюбимый мною месяц. Месяц прощания и ожидания.
Из окна истринского автобуса серое небо с невнятными облаками сливается с серым асфальтом.
Кое-где еще зеленеет трава, но как-то понуро, без надежды.
Опустошенные, будто разграбленные редкие огородики у оставшихся, еще не превратившихся в коттеджи, деревенских домиков.
На остановках заменившие веселых дачников люди, видимо трудящиеся на благо бесчисленных особняков, все в черном. Ни одного яркого пятна. Траур по лету.
Проехав мост через реку, автобус, поднимаясь в гору, сбрасывает скорость. Глаза останавливаются на большом темном пятне на обочине. И сразу вчерашний рассказ таксиста о человеке без головы, которого переехал камаз, пролежавшего в ожидании перевозки несколько часов у дороги.
Бывшие колхозные поля, застроенные заводиками.
Ближе к станции, серые, тусклые пятиэтажки, серые, бесконечные заборы.
Между непонятными граффити надпись: «Мы русские. С нами Бог!» Да, мы русские. И с нами Бог. Но зачем же на забор-то?!
В маленьком парке памятник генералу Карбышеву, с нелепо-ярким венком. После окружающей серости режет глаза. Невольно, вспоминая историю замученного генерала, представляется мороз, лед. И хочется мороза, снега, чтобы укрыл белым эту серую муть.
Единственное, что тоже отсылает к зиме и радует глаз – невероятные рябины. Ягод столько, что по примете нас ждет как минимум заполярная ночь.
В электричке высокая, аккуратная, с абсолютно прямой спиной старушка читает стихи собственного сочинения : «простите, бедность – не порок»… Так тихо, горько, с достоинством, что хочется плакать.
Ноябрь. С нами Бог.


132.69 КБ

Collapse )
Бунин молодой

ЧАСЫ ПАРИЖА

В любой поездке, вдали от дома, время течет по-другому. То быстро, то медленно. В Париже, несмотря на то, что дни были нескончаемы, а через три дня казалось, что прошло три недели, хотелось, чтобы оно остановилось совсем. И не было ощущения исчерпанности, и хотелось еще и еще. Поэтому, видимо подсознательно, я с первого дня стал фотографировать часы.

Часы! угрюмый бог, ужасный и бесстрастный,
Что шепчет: "Вспомни все!" и нам перстом грозит, -
И вот, как стрелы - цель, рой Горестей пронзит
Дрожащим острием своим тебя, несчастный!

Как в глубину кулис - волшебное виденье,
Вдруг Радость светлая умчится вдаль, и вот
За мигом новый миг безжалостно пожрет
Все данные тебе судьбою наслажденья!..
(Бодлер)

69.11 КБ

Collapse )
карета

555 ЛЕТ НАЗАД НАЧАЛАСЬ ВОЙНА АЛОЙ И БЕЛОЙ РОЗЫ

Война длилась 32 года. Розы были символами двух враждующих партий - йоркцев и ланкастерцев, но название "война Роз" не использовалось во время войны. Белая роза, символизирующая Богородицу, использовалась как отличительный знак первым Йоркским герцогом Эдмундом Лэнгли еще в ХIV веке. А про употребеление ланкастерцами в качестве символа Алой, до начала войны неизвестно. Скорее всего, она была взята в виде контраста. Термин вошел в употребление уже в ХIX веке, после публикации повести Вальтера Скотта "Анна Гейерштейнская". Хотя розы иногда и использовались как символы в течение войны, большинство воюющих сторон дрались под знаками своих феодальных лордов - например, красный дракон и белый боров.
В конце войны Генрих VII объединил красные и белые розы в единую красно-белую розу Тюдоров.

39.38 КБ
карета

ГРИБОВНЫЕ ДЕВИЧЬИ ГУЛЯНКИ

Вслед за ягодами из земли грибы полезли, ровно прет их оттуда чем-нибудь. Первым явился щеголек масляник на низеньком корешке в широкой бурой шляпке с желтоватым подбоем, а за ним из летошной полусгнившей листвы полезли долгоногие березовики и сине-алые сыроежки, одним крайком стали высовываться и белые грибы. Радуются девки грибкам-первачкам, промеж себя уговор держат, как бы целой деревней по грибы идти, как бы нажарить их в темном перелеске, самим досыта наесться и парней накормить, коли придут на грибовные девичьи гулянки. Collapse )
карета

(no subject)

Тяжела и неказиста жизнь российского артиста, а ныне папарацци и видного фотоблоггера Ивана. Сей незамысловатый кадр чуть не стоил мне жизни моего фотоаппаратика и вставленных полчаса назад зубов. Лишь только я сделал первый снимок в здании рынка в г. Пушкино, как был окружен толпою многоликих разномастных женщин, кричащих, "не снимайте нас слева, это наша невыгодная сторона", что я негодяй, покусившийся на святая святых их центра мироздания, и обещавших отправить меня прямиком в комнату с заинтересовавшей меня вывеской. Выходящий из подсобки мужчина, с огромным окороком на плече, нарочито толкнул меня мясом. Из-за угла, подгребаемые животами, выплывали охранники, издали грозившие чередой пыток и унижений. Спас меня зазвеневший в кармане мобильный. Я сделал вид, что мне дозвонились как минимум из местного бюро федеральных расследований и поспешно ретировался. Охранники преследовали меня до границ, за которыми их рыночная значимость терялась, издали размахивая колбасой дубинками.

50.41 КБ
Бунин немолодой

ПРОЗА ПЕТРА МАМОНОВА "ЗАКОРЮЧКИ"

ГРЕХ
Не помню, когда и где видел, но до сих пор стоит перед глазами: мужчина из ревности или ещё по какой дурацкой причине схватил нож, вонзил в грудь любимой и тут же вытащил обратно. Как бы: – Ой, нет-нет. Извини. Я не хотел. – И поразило, что хотел – не хотел, а всё, поздно.

Так и грех, даже мелкий, оставляет на моей душе неизгладимый шрам. Вроде всё хорошо: не пьёшь, не куришь, а всё равно – утром встал, и тоска. За что? Да потому, что живого места нет. Ничего почти не оставил себе, чем жить, чем любить. Одни шрамы. И становится очень страшно и как-то досадно; своей рукой всё сделал.

Как жив остался, известно только Богу. Это Он зачем-то спас; и веру Он дал; и теперь на меня такого надеется. У Него других нету. Блудница, мытарь и разбойник.

Один умный человек сказал, что грех – это то, что отделяет нас от Бога. Когда успеваю задуматься: а меня вот это сейчас отделяет? Тогда получается, если попросишь.

И потом: всегда страдает невинный. Из-за меня. Из-за того, что я сделал или не сделал. Из-за того, что в моём сердце: злоба или любовь.